Власти подготовили запрет на руководство для недобросовестных директоров

Осужденные за обогащение за счет компании директора могут лишиться права занимать руководящие должности в акционерных обществах. Новую инициативу о требованиях к деловой репутации предложило Минэкономразвития

Власти подготовили запрет на руководство для недобросовестных директоров

Фото: Владислав Шатило / РБК

Заключавшим сделки с аффилированными лицами директорам компаний могут запретить занимать руководящие должности в акционерных обществах в течение года. Такая инициатива вошла в план «Трансформация делового климата» (ТДК), который разработало Минэкономразвития совместно с представителями бизнеса и экспертами.

Документ (есть у РБК) предусматривает «создание правового механизма, предотвращающего вхождение в состав органов управления публичных обществ недобросовестных лиц». Похожая практика уже действует в банках — теперь ее хотят распространить и на нефинансовый сектор. Предложение включено в проект распоряжения правительства, сообщила РБК пресс-служба Минэкономразвития.

Новый запрет

Запрет на вхождение в органы управления АО будет распространяться на лиц, которых суд ранее привлек к ответственности «за убытки, причиненные акционерному обществу сделкой, в совершении которой имелась заинтересованность такого лица», следует из плана Минэкономразвития (МЭР). Этот вопрос сейчас регулируется Гражданским кодексом.

Речь идет о случаях, при которых в суде установлена вина руководителя в убытках от сделок с аффилированными лицами, говорит директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин, курирующий профильное направление ТДК. Например, когда «у директора есть параллельный бизнес и он обогащается за счет компании, заключая выгодные ему сделки в ущерб компании», объясняет Спирин.

Аналогичная инициатива о дисквалификации недобросовестных управленцев содержалась в дорожной карте «Совершенствование корпоративного управления», которую правительство утвердило еще в 2016 году. Тогда реализация меры была намечена на июль 2018 года, однако соответствующий закон власти так и не приняли. Новый срок — июль 2022 года, примерно к этой дате, как следует из плана МЭР, законопроект должен быть принят парламентом.

Срок дисквалификации на один год выбран в соответствии с методологией рейтинга Doing Business Всемирного банка. Порядок привлечения к ответственности еще обсуждается. «В любом случае дисквалификация будет только по решению суда», — подчеркнул Спирин.

Риски злоупотреблений при дисквалификации, по его мнению, минимальны. «Общее недоверие к судебной системе, конечно, есть. Но в данном случае будет двойной судебный фильтр: сначала руководителя привлекают к ответственности за убытки, и после этого суд уже отдельно рассматривает вопрос о дисквалификации», — пояснил Спирин.

По примеру банков

Схожий механизм более десяти лет использует Центробанк. Регулятор заносит недобросовестных банкиров в черный список, запрещая им занимать руководящие позиции и владеть долями более 10%. В начале года требования к деловой репутации распространили на все финансовые организации, а срок дисквалификации возрос с пяти до десяти лет. Как сообщили РБК в пресс-службе ЦБ, по данным на 1 октября в список недобросовестных лиц включены 5,5 тыс. руководителей банков и 1,5 тыс. руководителей​ некредитных финансовых организаций.

«Имиджевые риски для топ-менеджеров будут существенными, а принудительная «невостребованность» на рынке, пусть даже временная, может существенно сократить шансы сохранить прежний карьерный уровень», — прокомментировал инициативу МЭР управляющий партнер компании «УК «Право и бизнес» Александр Пахомов.

Но при этом непонятно, как применять дисквалификацию к коллегиальным органам управления, голосовавшим за заключение сделки. «Это может привести к тому, что топ-менеджеры крупных государственных или квазигосударственных компаний начнут воздерживаться от принятия решений», — предположил юрист.

Сейчас топ-менеджерам российских компаний дисквалификация может грозить за фиктивное или преднамеренное банкротство — в таком случае они могут лишиться права занимать высокие должности на срок до трех лет (реестр дисквалифицированных лиц ведет ФНС). Кроме того, они несут субсидиарную ответственность и обязаны возместить убытки компании. Ограничения существуют и для топ-менеджеров тех предприятий, которые были исключены из ЕГРЮЛ за задолженность или недостоверные сведения. Их руководители в течение трех лет не смогут зарегистрировать новую компанию.

Инициатива МЭР — правильный шаг, но дисквалификация на год — мягкая мера, считает управляющий партнер юридической компании «Неделько и партнеры» Василий Неделько. «Один год — маленький срок. Вряд ли это может кого-то напугать. Даже за исключение компании из реестра юрлиц предусмотрена более строгая дисквалификация на три года, и предприниматели сплошь и рядом на этом попадаются. При банкротстве компаний руководителей по умолчанию привлекают к субсидиарной ответственности вне зависимости от степени вины: если руководитель, то априори виноват, и все идут под каток. Здесь же речь идет о намеренной невыгодной сделке в корыстных интересах, и срок должен быть лет пять», — полагает Неделько.

«Защита от дурака»

План Минэкономразвития также предлагает законодательно закрепить право страховать ответственность директоров за причинение убытков компании в результате их решений.

В России уже существует такой вид страхования. Корректировка должна устранить пробелы в законодательстве, пояснил РБК Спирин. «Большинство крупных компаний одобряет страхование ответственности директоров. Но регулирование этого вида страхования прямо не прописано в законе, на практике возникают вопросы, которые демотивируют оформление такой страховки», — пояснил Спирин.

В России слабо распространена практика страхования ответственности руководства компаний, рассказал РБК гендиректор аналитического агентства «БизнесДром» Павел Самиев. «Только 20–30 российских компаний страхуют ответственность директоров. В США и странах Европы счет идет на тысячи», — отметил он.

Причины — в недостаточно развитой корпоративной системе и отсутствии широкой судебной практики. «Зачастую даже в крупных компаниях в России менеджмент и акционеры — одни и те же люди. К тому же практически отсутствует судебная практика о взыскании ущерба с руководства. Сложно доказать в суде, что к убыткам привели ошибки или сознательные действия директора», — пояснил Самиев.

Другой пункт плана Минэкономразвития призван гарантировать защиту прав миноритариев на случай смены контроля в компании. По закону покупатель крупного пакета акций должен сделать остальным акционерам обязательное предложение, чтобы они могли продать ему свои акции по той же цене, за которую был приобретен крупный пакет. «Однако в действующих нормах много пробелов, которые позволяют игнорировать правило», — рассказал Спирин.

Еще одна идея в рамках реформы — заменить в нормах об обязательном предложении и принудительном выкупе пакетов акций ПАО понятие аффилированности на понятие связанности. «Аффилированность — устаревшее понятие, которое, в частности, не учитывает все отношения контроля, и его легко обходят. Предлагаемое же понятие связанности полноценно охватит все правоотношения контроля и подконтрольности, а также ближайших родственников», — пояснил Спирин.

Автор:
Ольга Агеева.

Источник: rbc.ru

Добавить комментарий

*

двадцать − 6 =