Конфискация имущества оказалась убыточной для государства

Расходы Росимущества на хранение конфиската выше, чем доходы от его продажи, сообщила Счетная палата. Основные нормативные документы по этой теме потеряли актуальность еще десять лет назад

Конфискация имущества оказалась убыточной для государства

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Хранение дороже продажи

Росимущество по итогам прошлого года потратило на хранение конфискованного имущества больше, чем получило от его продажи. Об этом в заключении по итогам проверки эффективности реализации конфиската пишет Счетная палата. Выводы аудиторов есть в распоряжении РБК.

«Отдельной проблемой являются значительные расходы на хранение имущества, превышающие доходы от его реализации. В 2017 году расходы за хранение составили 222 млн руб., а доходы от реализации — 180 млн руб., за первое полугодие 2018 года — 62 млн и 64 млн руб. соответственно», — оценили в Счетной палате.

Эффективно распоряжаться конфискатом Росимущество не может «из-за недостаточного нормативного регулирования», объясняют аудиторы: основные документы в этой сфере потеряли актуальность (например, базовое Положение об учете имущества неактуально уже десять лет в связи с ликвидацией Российского фонда федерального имущества, переставшего существовать в 2008 году).

«Правовая неопределенность существует на всех стадиях работы с имуществом: прием — учет — экспертиза — оценка — реализация — переработка — уничтожение», — сказал аудитор Максим Рохмистров, слова которого передала пресс-служба Счетной палаты. По мнению Счетной палаты, территориальные органы Росимущества также «допускали нарушения в бухгалтерском учете, не проводили оценку имущества, поступившего без стоимости».

«Ненадлежащим образом ведется учет в информационной системе, аккумулирующей данные об обращенном в собственность государства имуществе, кроме того, она не интегрирована с системами ФТС, ФССП, Росрыболовства, прокуратуры и ФСБ. Росимущество не обладает достоверной информацией о характеристиках имущества, переданного для дальнейшего распоряжения», — говорится в выводах СП.

Достоверность в оценках конфискованного имущества тоже вызывает сомнения у аудиторов — например, в Новосибирске стоимость шести наручных часов известных брендов сначала оценили в 136 тыс. руб., а по результатам повторно проведенной оценки — в 1,3 млн руб.

Согласно положению о Росимуществе, оно ответственно за «реализацию конфискованного, движимого бесхозяйного, изъятого и иного имущества, обращенного в собственность» (за исключением недвижимого имущества, включая земельные участки, акций и долей в уставных капиталах компаний). Возможность конфискации в пользу государства прописана в Уголовном кодексе — власти могут обратить в свою пользу деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате преступлений или используемое для финансирования терроризма, экстремизма, преступной организации. Непосредственно изъятием занимаются таможенники, судебные приставы, ФСБ, Росрыболовство, прокуратура, затем конфискат передается в Росимущество.

Пресс-служба Росимущества сообщила РБК, что в течение нескольких лет (до 2017 года) порядок реализации конфиската отсутствовал и изъятое имущество можно было направлять только на утилизацию или уничтожение. С прошлого года, когда ведомство получило полноценную возможность продавать конфискат, «начался процесс становления и организации» соответствующих процедур. Объем расходов на хранение изъятой продукции и доходов с его продажи во многом объясняется тем, что часть продукции Росимуществу законодательно предписано отправлять на уничтожение, а у многих товаров нет разрешительных документов.

Доплата за конфискат

Самые большие риски возникают при уничтожении или утилизации конфиската, объясняет Счетная палата. «На уничтожение, переработку направляется 99% всего имущества. Однако нормативно эти понятия не определены, не установлены требования к их проведению и оформлению результатов. В итоге обязательное уничтожение контрафактных товаров легкой промышленности в ряде случаев заменяется переработкой», — заявил Рохмистров. Из-за того что этот процесс не контролируется (в частности, не ведется фото- и видеосъемка), конфискованное имущество может начать использоваться вновь. В Росимуществе РБК сообщили, что сейчас агентство «работает над закреплением требований к фото- и видеосъемке процессов уничтожения».

В то же время на продажу чиновники направляют менее 1% конфискованного имущества. Предпродажная подготовка проводится «необоснованно» долго (до восьми месяцев), а торги в электронной форме проходят не во всех регионах, отмечает Счетная палата.

«На протяжении 2017 года рынок пытался понять и привыкнуть к формату реализации конфиската. Сейчас мы уже видим и достаточное количество участников торгов (на некоторые лоты поступает до 100 заявок), и более активную позицию рынка в целом», — ответили в Росимуществе.

Аудиторы СП также заявили о демпинге на торгах по закупкам услуг по хранению, реализации и уничтожению конфиската — контракты либо заключались по символической цене 1 руб., либо исполнители даже доплачивали за контракт, а имущество впоследствии могло быть похищено. Сейчас власти работают над тем, чтобы переложить бремя затрат на уничтожение конфиската на бывших владельцев, сообщили РБК в Росимуществе.

Счетная палата отправила отчет о проверке в ФСБ и Генпрокуратуру, а также в Госдуму и Совет Федерации. Представления направлены в Росимущество и его нескольким территориальным управлениям — в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, в Камчатском и Приморском крае, в Сахалинской и Новосибирской областях.

Автор:
Антон Фейнберг.

Источник: rbc.ru

Добавить комментарий

*

5 × два =